10 января / 2017

Краткая история собора


Необходимость строительства в Риге нового кафедрального собора обсуждалась еще в конце XVIII века. Но практическая реализация этой идеи стала осуществляться только спустя сто лет. С благословения епископа Рижского и Митавского Вениамина (Карелина) в семидесятых годах XIX века был начат сбор пожертвований на будущий храм. Спустя полгода князь Багратион, будучи генерал - губернатором Прибалтийского края, направил ходатайство министру внутренних дел Рос­сии о строительстве в Риге достойного кафедрального собора.
 
К ходатайству «присоединилась» сама природа. 1 сентября 1873 года над Ригой разразилась ураганная буря. Один из ударов молнии пришелся на Петро - Павловский собор. Рухнул верхний карниз колокольни. Огнем уничтожило часть росписи. Во многих местах исчезла позолота. Без сте­кол остались верхние окна. Собор, и без того крайне тесный и скромный по убранству, стал требо­вать значительного ремонта.
 
Это обстоятельство ускорило решение вопроса. 17 апреля 1874 года, по повелению Александра II, Рижской епархии выделяется 900 тыс. рублей.
 
А в это время три известных рижских архитектора Я.-Ф. Бауман, Г. Шель и Р. Пфлуг уже завер­шили работу над своими проектами будущего собора.
 
Каждый проект проходил в Риге, Санкт-Петербурге и Москве компетентную экспертную оцен­ку. В итоге, в декабре 1875 года, на проекте академика Пфлуга была начертана резолюция Алексан­дра II: «Приступить к сооружению...»
 
Строительство сдавалось в подряд на конкурсной основе. Предпочтение было отдано виленскому губернскому архитектору академику Чагину.
 
Освящение закладки собора состоялось 3 июля 1876 года. Первый камень в будущее здание заложил епископ Рижский и Митавский Серафим (Протопопов).
 
К началу 80-х годов XIX века сооружение здания было уже практически завершено. Но в это время Александр III прислал в дар храму 12 колоколов. Самый большой, во имя Александра Невско­го, весил более 800 пудов. Каждый колокол являлся выдающимся произведением художественного литья. Отливались они на заводе московского купца Николая Дмитриевича Финландского. Отливал колокола один из выдающихся мастеров конца XIX века Ксенофонт Веревкин.
 
Этот ансамбль колоколов требовал специального архитектурного решения по их размещению. Р. Пфлугу было заказано дополнительное проектирование. Проект архитектора оказался весьма удач­ным. Колокольня над главным входом в храм создавала особую перспективу. Выполненная в еди­ном с собором архитектурном стиле, она придавала большую объемность весьма высокому в целом зданию.
 
Через восемь лет строительство храма было полностью завершено. 24 апреля 1884 года состоя­лась передача его в ведение духовного ведомства. А в субботу, 27 октября 1884 года, над Ригой впервые раздался звон всех 12 колоколов собора Рождества Христа Спасителя.
 
Вскоре рижский кафедральный собор становится общепризнанным духовным центром не толь­ко Риги, но и всего края. В его деятельности принимают участие многие выдающиеся представите­ли духовенства. В ряде источников сохранились сведения о том, что в сентябре 1894 года здесь совершал богослужение протоиерей Иоанн Кронштадтский, причисленный ныне к лику святых.
 
Во главе многосторонней деятельности собора находились его настоятели. Первый из них - протоиерей В. С. Князев. Профессор церковно-библейской истории, канонического права и церков­ной археологии, он всемерно способствовал обогащению духовно - нравственного и эстетического уровня деятельности храма, широкому приобщению православных рижан к истории культуры, ис­конным традициям.
 
В первом десятилетии XX века настоятелем кафедрального собора назначается преподаватель Рижской духовной семинарии протоиерей В. И. Плис. Благодаря выдающимся представителям ду­ховенства и высокообразованным рижанам престиж собора был исключительно высок, тем более что богослужения совершались здесь на четырех языках: церковно - славянском, латышском, эстонском и немецком.
 
По свидетельству современников, каждое посещение собора приносило людям душевное от­дохновение, радость высокодуховного состояния. Этому в немалой степени способствовала особая внутренняя атмосфера храма, его убранство, общая гармония всего находящегося вокруг.
 
Единое художественное решение имели резные иконостасы и клиросы. Их украшали узорча­тые колонны, позолоченный орнамент из литого цинка, уникальная резьба по дереву. Особую худо­жественную ценность представляли ажурные позолоченные врата главного придела. В общий стиль собора вписывалась церковная утварь. Все предметы ее были изготовлены из серебра 84-й пробы искусными мастерами московского фабриканта Хлебникова.
 
В течение нескольких лет создавалась ризница собора. Облачения священнослужителей шили лучшие золотошвеи мастерской парчовых изделий Cанкт-Петербургского купца Жевержеева. К со­жалению, авторы и исполнители этих уникальных изделий остались неизвестными.
 
Поистине бесценным сокровищем собора Рождества Христа Спасителя было его собрание икон. Они выполнялись на холсте и цинке, белом металле и кипарисной доске. Их писали по золотому фону, ориентируясь на образцы старинной церковной живописи. Множество людей приносили в дар собору иконы и лично участвовали в обогащении этого выдающегося собрания иконописи, часть которого сохранилась еще с основания Рижской епархии (1850 год).
 
К числу икон наиболее раннего письма относились те, что были перенесены крестным ходом из Петро-Павловского храма в день освящения нового кафедрального собора. Значительная часть икон была выполнена по специальному заказу строительного комитета. Их авторами стали выдающиеся художники. Кисти В.В.Верещагина принадлежали храмовые иконы «Рождество Христово», «Рож­дество Пресвятой Богородицы» и «Св. Александр Невский». Он был также автором икон первого яруса главного иконостаса и Царских врат.
 
Иконы второго и третьего ярусов главного иконостаса писал художник Васильев. Среди работ К. Шамшина известны иконы «Богоматерь с Младенцем» и «Иоанн Креститель».
 
В числе дарителей икон были не только рижане, но и жители многих других мест, в частности Петербурга и Москвы.
 
Известно, что в главной и дополнительных церковных и ризничных описях значилось 850 пред­метов. Все они имели церковную, историческую, художественную и материальную ценность. В их число входили церковная живопись, богослужебные книги, облачения, митры, ковры и многое - мно­гое другое. Значительная часть этих уникальных ценностей была пожертвована рижанами. Рижских благотворителей было столь много, что всех их назвать не представляется возможным. Дары посту­пали от рижского купечества, великосветских кругов, различныхобществ.
 
В целом на строительство собора было израсходовано более полумиллиона рублей. Внутреннее обустройство обошлось в 140 212 рублей 87 копеек. Это в то время, когда фунт (400 г) хлеба стоил 2 копейки, а мяса — 15, в тысячу раз было дешевле, чем сейчас, серебро.
 
Трагический поворот в судьбе храма начался в первую мировую войну. В 1918 году Рижское самоуправление фактически закрыло собор. Богослужение в нем было запрещено. А когда архиепи­скоп Иоанн Поммер прибыл в Латвию по приглашению Вселатвийского собора православных при­ходов, то застал храм в катастрофическом состоянии.
 
Окна без стекол. Колокольня без своих уникальных колоколов. Убранство осквернено. Дорогие, художественной работы иконостасы перекорежены, свалены в кучу. Порушена роспись, распятие выброшено в мусор. Исчезло все, что представляло ценность. О том, кто в этом виноват и куда девались ценнейшие памятники православного церковного искусства, многовековой культуры, спо­рят и по сей день. Версий много, но возвратить мало что удалось.
 
Трудный путь к воскрешению начался с того, что высокопреосвященнейший архиепископ Ио­анн (Поммер), дабы предотвратить дальнейшее уничтожение храма, собрать все, что еще осталось и можно было привести в порядок, реставрировать, поселился в подвале собора. Для обогрева была сложена печь. Постепенно, ценой немалых усилий и нелегкой борьбы, началось восстановление храма. Помогали рижане и те русские, которые в одночасье стали эмигрантами, потеряли все, ли­шились крыши над головой.
 
Деятельность собора возобновлялась с трудом. Вначале на каждое богослужение требовалось специальное разрешение властей. И только с Рождества 1922 года кафедральный собор начал свою каждодневную службу. Богослужение совершалось на церковно - славянском и латышском языках.
 
К середине 30-х годов кафедральный собор был приведен в порядок, обновлена роспись. Шла упорная борьба за возвращение бывшего имущества собора, в том числе икон, церковной утвари. Храм вновь стал духовным центром Риги.
 
Новый удар нанесла вторая мировая война. Опять разорение и воскрешение собора вновь. По­сле войны шла обычная духовная жизнь. Собор продолжал быть духовной опорой для многих и многих людей, познавших ужасы и беды этой чудовищной войны.
 
Но то, что не уничтожили две мировые войны и революция, было разорено в 60-е годы. Распо­ряжением Совета Министров 5 октября 1963 года собор был закрыт. На этот раз уничтожено и растаскано было все. От собора остались только стены. Но и их уродуют, перекрывают железобето­ном, делают межэтажные перекрытия. Застраивают и перекраивают внутреннее пространство, унич­тожая роспись. Дельцы от «знания» превращают храм в доходное место и эксплуатируют его три­дцать лет.
 
Только с июля 1991 года начался нелегкий путь к воскрешению. Почти пять лет шел демонтаж. Сложность была в том, что потолочные перекрытия, неизвестно как уложенные, создавали угрозу стенам самого здания. Требовались не только значительные средства, но и исключительная осто­рожность. Особую трудность представляли восстановительные работы центрального купола.
 
Духовная жизнь собора началась в тяжелейших условиях 6 января 1992 года, когда Высокопреосвященнейший Владыка Александр совершил первое богослужение. С тех пор были начаты регу­лярные богослужения. Одновременно, с неимоверными трудностями, но непрерывно, день за днем велись восстановительные работы. Каждый шаг в этом направлении из года в год дается с огром­ным трудом. Сейчас Собор великолепно расписан. Покрыты медью все купола, сделана новая кры­ша. Позолочен крест на центральном куполе. Но еще многое предстоит сделать.
 
Семьями благотворителей Владимира Ивановича Малышкова и Игоря Владимировича Малышкова пожертвован прекрасный иконостас.
 
Усилиями многих и многих людей трижды воскресший «Рижский», как его именуют в народе, Христорождественский собор, уже обрел свое достойное место в духовной и культурной жизни Латвии.